Поиск по сайту: 
 
© 2001-2020 Институт исследований природы времени. Все права защищены.
Дизайн: Валерия Сидорова

В оформлении сайта использованы элементы картины М.К.Эшера Snakes и рисунки художника А.Астрина
Образ победы
Сараев В.Н. Образ победы // М.: Институт экономических стратегий РАН, компания «GLOWERS», 2012. 140 с. ISBN: 978-5-93618-191-7

Категории: Авторский указатель, Время и пространство, Время и циклы, Экономика, Прогностика
Образ победы

Образ победы
0.0/5 оценка (0 голосов)

Аннотация

В работе рассмотрены управление игрой, игра новейшего времени — капитализация, образ победы в игре и в жизни, а также правила игры, устанавливаемые superклассом через призму кода рынка, определяющего соотношения в едином целом — пространстве-времени-жизни. Представленные материалы являются рабочей тетрадью своих идей и чужих мыслей, местами крепко сшитой, а местами «шитой белыми нитками», поиска, через призму игры, понимания сущности НООСКОПА — прибора для получения и регистрации изменений в биосфере и в деятельности человечества. Где «белые нитки» в рабочей тетради проявит только время.

Содержание

ВВЕДЕНИЕ 4

СУТЬ ИГРЫ 9

ПРАВИЛА ИГРЫ 26

ПРОСТРАСТВО И ВРЕМЯ ИГРЫ 67

ДУХ ПОБЕДЫ 88

ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРЕ 112

СКАЗОЧНЫЕ ИГРЫ 123

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 130

ЛИТЕРАТУРА 131

Введение

Жизнь как игра и игра жизни — эти выражения сопровождают человека с давних пор. Выдающийся нидерландский историк, автор термина Homoludens (Человек играющий), Йохан Хейзинга [1], отмечая отличительные признаки игры, на первое место поставил ее свободу. «Первый основной признак игры: она свободна, она есть свобода». Второй признак игры выделяет ее из обыденной жизни, трансформируя в сферу праздника или культа, в сферу священного. Третий признак — время и место игры: «Арена, игральный стол, магический круг, храм, сцена, киноэкран, судебное присутствие — все они, по форме и функции, суть игровые пространства, то есть отчужденная земля, обособленные, выгороженные, освященные территории, где имеют силу свои особые правила.

Это временные миры внутри мира обычного, предназначенные для выполнения некоего замкнутого в себе действия».

Повторяемость игры является одним из основных ее свойств, а шуточность и забавность определяет ее сущность; при этом еще Аристотель говорил что, «если хочешь быть серьезным, играй». Игра — это стык пространствавремени-жизни; ее можно охарактеризовать как нечто нематериальное, однако обладающее способностью материализовать и капитализировать. Играть — значит быть причастным к области духа, прикасаться к сфере непознанного и непознаваемого. Суть игры состоит в способности приводить человека в исступление. «Существование игры непрерывно утверждает, и именно в высшем смысле, сверхлогический характер нашего положения в космосе» [1]. Шекспир в пьесе «Как вам это понравится» (1599-1600) словами одного из персонажей говорит:

Весь мир — театр.

В нем женщины, мужчины — все актеры.

У них есть выходы, уходы.

И каждый не одну играет роль.

 

С игрой тесно связано понятие выигрыша и образа победы, поскольку главное в игре именно победа. В результате победы выигрывается почет, приобретается честь и слава, и к этой победе оказываются сопричастны все те, кто отождествляет себя с победителем: игроки, зрители, составители правил игры, страна, когда выигрывает национальная команда и т.д. Эту игру жизни, возвышение над обыденностью, этот миг трансформации в сферу сакрального, мефистофелевский Герман из оперы П.И. Чайковского «Пиковая Дама», премьера которой состоялась в Мариинском театре 7 декабря 1890 года, пытается опорочить, приватизировав победу и уничтожив чувство сопричастности:

Что наша жизнь? Игра!

Добро и зло — одни мечты,

Труд, честность — сказки для бабья!

Кто прав? Кто счастлив здесь, друзья?

Сегодня — ты, а завтра — я!

 

Сегодня, как отмечает известный американский социолог и футуролог Элвин Тоффлер [99], исключительный момент в истории — сразу меняются все правила игры во власть и ее сама природа революционизируется. «Метаморфозы власти — это глубокие изменения в самой природе власти». Метаморфозы власти — это не просто передачи власти, это внезапное резкое изменение в природе власти и ее составляющих — знаний, богатства, силы, которые все больше становятся зависимыми от понимания сущности жизни. Три движущих силы мировой истории — насилие, богатство, власть — принимают множество различных форм в игре под названием «власть». По-настоящему квалифицированные игроки во власть интуитивно (иногда они хорошо обучены этому) знают, как использовать и соотносить ресурсы власти.

В доиндустриальном обществе, по мнению основателя теории постиндустриального (информационного) общества Дэниеля Белла [101], жизнь была игрой между человеком и природой, в которой люди взаимодействовали с естественной средой — землей, водой, лесом — работая малыми группами. В индустриальном обществе работа — это игра между человеком и искусственной средой, где люди заслонены машинами, производящими товары. «Разумно трудящийся» человек все в большей степени становится, по объяснению авторов «Необъяснимых Явлений» — братьев Стругацких — «человеком играющим» [93]. В «информационном обществе», считает профессор П. Гуревич [100], работа становится прежде всего игрой человека с человеком (между чиновником и посетителем, врачом и пациентом, учителем и учеником).

Триста лет назад индустриальная революция заложила основу для грандиозной системы производства материальных ценностей. Новая система создания материальных ценностей целиком и полностью зависит от мгновенной связи и распространения данных, идей и символов. Современную экономику можно назвать экономикой суперсимволов. Вектор власти присущ сегодня всем экономикам. Власть — это неизбежная часть процесса производства, определяющая соотношения между насилием, богатством и знаниями, которые в настоящее время приобрели новую форму, оставив старое содержание — служение элите для управления и контроля. Экономике суперсимволов требуются новые способы управления, новые организационные структуры, которые все более и более начинают базироваться на «игре ума».

Игра жизни проявляется и в игре рынка. Например, один из признанных экспертов по нефтяной промышленности и международным отношениям Дэниел Ергин в своей книге «Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть» неоднократно описывает ситуации на нефтяном рынке в терминах игры. В частности, утверждая, что соперничество Великобритании с Россией превратило персидский вопрос в один из главнейших в политике великих держав, он цитирует вице-короля Индии лорда Керзона, который назвал Персию «одной из шахматных фигур, с помощью которой разыгрывается партия, ставка в которой — мировое господство».

Другим примером является оценка им нефтяного рынка в 1920-х и 1970-х годах. Нефтяные акции и сделки представляли собой безумное искушение в лихорадочно-спекулятивном климате 1920-х годов и «непреодолимо влекли любого, кто имел вкус к игре». В середине 1970-х годов «самая крупная игра, ставка в которой было господство в мировой нефтяной промышленности», игра, в которую вкладывались невиданные ранее инвестиции и силы, развернулась на пространстве игры — водах Северного моря, поделенных между Норвегией и Великобританией [69].

Модной игре новейшего времени — капитализации — и образу победы в ней посвящена настоящая работа. Следует заметить, что в этой глобальной игре избрание Президентов России, США, Франции, Ирана и т.д. рассматривается только как отдельные игровые моменты.

Упоминаемые в книге авторы:
Кобяков А.А., Вайно А.Э.



Наверх