Поиск по сайту: 
 
 
© 2001-2020 Институт исследований природы времени. Все права защищены.
Дизайн: Валерия Сидорова

В оформлении сайта использованы элементы картины М.К.Эшера Snakes и рисунки художника А.Астрина
Проблема хронотопа в современной прозе
Темирболат А.Б. Проблема хронотопа в современной прозе // Учебное пособие. Алматы, 2003. 199 с. ISBN: 9965-688-10-9

Категории: Авторский указатель
Проблема хронотопа в современной прозе

Проблема хронотопа в современной прозе
0.0/5 оценка (0 голосов)

Аннотация

Работа посвящена одной из актуальных проблем современного литературоведения – проблеме хронотопа. Она рассматривается на материале творчества писателей второй половины ХХ столетия.

В первой части книги освещается история становления понятия хронотопа в литературоведении. На основе обобщения исследований отечественных и зарубежных ученых раскрываются сущность, функциональная значимость данной категории, дается современная трактовка этого термина.

Во второй – пятой частях сквозь призму проблемы хронотопа проводится всесторонний анализ прозы таких интереснейших и самобытных писателей ХХ века, как А. Ким, А. Нурпеисов, А. Кекильбаев, Ч. Айтматов, Т. Абдиков, Т. Пулатов, М. Пак, О. Бокеев, П. Коэльо. Автор пособия показывает, какую роль играют категории художественного времени и пространства в произведениях литературы. При этом наибольшее внимание уделено творчеству Анатолия Кима, ибо, по мнению исследователей, именно в его произведениях наиболее полно реализуются функции хронотопа.

Пособие может быть использовано на семинарских и лабораторных занятиях по теории литературы, истории литературы, закономерностям литературного развития, в спецкурсах по интерпретации художественного текста, основам научного анализа и др.

Адресовано студентам, магистрантам, аспирантам филологических факультетов, преподавателям вузов и школ, а также всем, кто интересуется проблемами развития современной прозы.

Содержание

ВВЕДЕНИЕ 4

1 ПОНЯТИЕ ХРОНОТОПА В СОВРЕМЕННОМ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИИ

1.1 Значение и функции категорий времени и пространства в художественном произведении 13

1.2 Хронотоп как литературоведческая категория 25

2 ХРОНОТОП В ТВОРЧЕСТВЕ АНАТОЛИЯ КИМА

2.1 Концепция времени и пространства А. Кима 34

2.2 Пространственно-временная организация произведений А. Кима 43

3 СВОЕОБРАЗИЕ ПОСТРОЕНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНО-АВТОРСКОЙ КАРТИНЫ МИРА А. КИМА 104

4 ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ СОВРЕМЕННЫХ КАЗАХСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ 143

5 ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ В СТРУКТУРЕ РОМАНА ПАУЛО КОЭЛЬО "АЛХИМИК" 179

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 189

ЛИТЕРАТУРА 194

Введение

Проблема пространства и времени волнует человечество на протяжении многих столетий. Ее исследованием занимались в древней Греции. Так, Платон, рассматривая сущность искусства, подчѐркивал, что оно является подражанием реальной жизни. Аристотель указывал, что искусство создаѐт свой мир как возможный или вероятный и тем самым раскрывает существенные свойства действительного мира. Кроме того, говоря о различиях в способах подражания в эпической, трагической, дифирамбической поэзии и комедии, древнегреческий философ отметил, что «можно рассказывать о событии, как о чѐм-то отдельном от себя, или вести рассказ от своего же лица, не заменяя себя другим, или же всех изображѐнных лиц представляя как действующих и деятельных» /1, 45/.

Проблема пространства и времени разрабатывалась в XVII-XIX веках в трудах Д. Локка, Ж. Дюбо, Г. Лессинга, И. Гердера, И. Канта, Г. Гегеля. Локк рассматривал пространство и время в связи с понятиями распространѐнности и продолжительности. Он одним из первых отметил неразрывное единство данных категорий. «…Распространѐнность и продолжительность, – писал немецкий философ, – взаимно обнимают друг друга» /2, 219/. Дюбо, проводя границы между живописью и поэзией, указывал на различие их пространственно-временных характеристик. Его идеи в дальнейшем были разработаны в трудах Лессинга. Рассуждая о средствах выражения, используемых литературой и изобразительными искусствами, о законах, управляющих их созданием, немецкий теоретик подчѐркивал, что литература пользуется языком, состоящим из слов, которые располагаются во временной последовательности, в то время как форма в изобразительных искусствах неизбежно пространственна, ибо предметы лучше всего зрительно представляются друг подле друга в единый момент времени. Гердер утверждал, что предметом изображения литературы является реальная жизнь. А потому литературный процесс необходимо рассматривать в связи с историческим и духовным развитием народа. Ибо именно эти критерии формируют мировоззрение, мировосприятие писателя, которые в дальнейшем получают отражение в его творчестве и определяют особенности построения его художественного мира. В философии Канта пространство и время понимаются как чистые формы чувственного созерцания, «априорные формальные условия всех явлений вообще». Гегель трактует эти понятия как объективно существующие основные формы бытия движущейся материи /3, 47-48/.

Огромную роль в формировании представлений о времени и пространстве сыграла теория относительности, получившая широкое распространение в начале ХХ века. Ее основоположник А. Эйнштейн утверждает, что данные категории необходимо рассматривать в неразрывном единстве. Ибо время, по его мнению, является четвертым измерением. Тот факт, что нет «разумного, объективного разделения четырехмерного континуума на трехмерное пространство и одномерный континуум, – пишет он, – указывает, что законы природы примут наиболее удовлетворительный вид» лишь в том случае, если будут выражены как законы четырехмерного пространственно-временного континуума /4, 25/.

При этом в философии и культуре наметились два подхода к проблеме времени. С одной стороны, феномен немифологического сознания актуализировал мифологическую циклическую модель времени, согласно которой, время обратимо, с другой – нециклическое понимание времени, лежащее в основе семиотической, или эсхатологической, концепции, согласно которой, «стрела времени» повернута в противоположную сторону

/5, 61/.

Кроме того, в ХХ веке была впервые высказана мысль о многомерности времени. Эта идея получила развитие в трудах британских философов Джона Мака Таггерта и Джона Уильяма Данна.

В литературоведении данный вопрос стал разрабатываться лишь в двадцатые-тридцатые годы ХХ столетия, когда были предприняты первые попытки сформулировать понятия художественного времени и пространства. Большое значение в этом плане имеют труды М. Бахтина, Л. Выготского, С. Эйзенштейна, в которых данные категории, понимаемые как особые средства эстетического выражения мироощущения, мировосприятия художника, рассматриваются:

1) с онтологической точки зрения, проявляющейся в художественном творчестве как переход от реального (физического, психологического и т.д.) пространства и времени в художественное;

2) с гносеологической точки зрения, отражающейся в пространственно-временных характеристиках художественно-идеального, воображаемого образа;

3) с точки зрения перехода от художественного образа к его материальному воплощению в произведении литературы /6, 14/.

Однако в целом исследования этого периода носят единичный, частный характер. Они обращены преимущественно к анализу конкретных произведений и взглядов того или иного писателя на пространство и время. Более того, главный акцент в них делается на категории времени как одном из важнейших компонентов структуры художественного произведения,

«основной и непрерывной предпосылки сюжетного развертывания» /7, 32/.

Ситуация изменилась в шестидесятые годы, которые, с одной стороны, характеризуются значительным усилением интереса к проблеме пространства-времени, обусловленного, по мнению исследователей [См.: Рахмонов А.А. Концепция времени в таджикской прозе 70-80 годов. Автореф. дис. канд. – Душанбе: ТГУ, 1992. – С.5. Тураева З.Я. Категория времени. Время грамматическое и время художественное. – М.: Высшая школа, 1979. – С.13.], следующими факторами: эволюцией художественного сознания; углублением идейно-философского содержания самого искусства и, в частности, литературы; зарождением в конце пятидесятых годов нового подхода к художественному произведению, наметившего комплексное изучение художественного творчества и структуры произведения искусства; настоятельно ощущаемой в конце пятидесятых – начале шестидесятых годов потребностью в более глубоком и всестороннем изучении тех постоянных отношений и функций, которые обеспечивают специфику художественной действительности; особенностями литературы ХХ века, для которой характерно особое осмысление пространства и времени.

С другой стороны, именно в шестидесятые годы был впервые применѐн комплексный подход к изучению данных категорий. Пространство и время стали рассматриваться, «исходя из конфликта, ситуаций, персонажей, исходя из отношений между компонентами, всеми категориями художественного мира» /8, 2/.

В современном литературоведении проблема пространства и времени является одной из центральных. Еѐ исследованием занимаются многие учѐные. В своих работах они указывают, что время и пространство, являясь важнейшими характеристиками реальной действительности, пронизывая быт, сознание людей, выступают объективными условиями существования художественного произведения; играют огромную роль в формировании мировосприятия, мироощущения писателя и тем самым определяют особенности построения индивидуально-авторской картины мира; укрепляя внутренние закономерности художественного произведения, способствуют углублению жанротворчества, формированию стиля писателя; являются композиционным стержнем произведения, средством его внутренней организации и развѐртывания художественных образов.

Словом, исследование категорий времени и пространства позволяет глубже проникнуть в «ткань» художественного произведения, выявить специфику его построения, определить концепцию мира писателя.

При этом изучение времени и пространства ведется в двух направлениях. С одной стороны, на основе философского осмысления данных категорий раскрываются их свойства, значение и функции [См., например: Бабушкин С.А. Проблема художественного времени и пространства // В кн.: Пространство и время. – Киев: Наукова думка, 1984. – С. 273-291. Маргелашвили Г.Т. Сюжетное время и время экзистенции. – Тбилиси: Мецниереба, 1976. Слепухов Г.Н. Пространственно- временная организация художественного произведения // Философские науки. – 1984, № 1. – С. 64-71.]. С другой – проблема времени и пространства исследуется на основе анализа произведений конкретных писателей (например, в статье С.Б. Даиржановой пространство и время рассматриваются в творчестве А. Алимжанова; в работе Ю.И. Селезнѐва – в произведениях Ф.М. Достоевского и т.д.).

Кроме того, в современном литературоведении наблюдаются две тенденции. Исследуя природу пространства и времени, выявляя их роль, функциональную значимость в структуре художественного произведения, некоторые из ученых пришли к выводу, что в «ходе социального и научного прогресса фактор времени приобретает все большее значение» /9, 3/, а литература все «в большей мере становится искусством времени» /10, 209/. Поэтому в их работах главный акцент делается на изучении категории времени (см., например, статьи Э.Ф. Володина, Д.Н. Медриша и др.) Другие же, наоборот, отдали приоритет категории пространства. Так, американский литературовед Д.Н. Фрэнк в своей статье «Пространственная форма современной литературы» отметил, что «современное искусство движется в направлении все возрастающей пространственности» /11, 211/. Первостепенное значение категории пространства в моделировании художественного мира подчеркнул в своих работах Ю.М. Лотман.

Однако несмотря на столь различные позиции исследователей, полемику, по сей день продолжающуюся в науке о литературе, большинство ученых склоняются к мнению, что понятия пространства и времени находятся в тесной взаимосвязи друг с другом и представляют собой «сложное диалектическое единство взаимообусловленных сторон или аспектов художественного произведения» /12, 5/. Для обозначения этого единства в литературоведении используется термин хронотоп, предложенный М.М. Бахтиным.

Под хронотопом Бахтин понимает прежде всего «формально- содержательную категорию литературы», которая выражает «слияние пространственно-временных примет» в художественном целом. «Время здесь сгущается, уплотняется, – пишет он, – становится художественно зримым; пространство же интенсифицируется, втягивается в движение времени, сюжета, истории. Приметы времени раскрываются в пространстве, и пространство осмысливается и измеряется временем» /13, 235/.

Время и пространство в художественном мире, согласно представлению М. Бахтина, являются сторонами более общей структуры – хронотопа, и поэтому они неразрывно взаимосвязаны между собой. Но поскольку данные категории пронизывают все уровни литературного произведения, то, следовательно, можно говорить как о хронотопе художественного мира в целом, так и хронотопах отдельных образов и мотивов.

Понятие хронотопа было дополнено в современном литературоведении. Под ним стали понимать не только художественное воплощение отражѐнного сознанием человека мира, но и «единое культурно-историческое время- пространство», способ постижения человеческого бытия. С узкоспециальным значением данного понятия соединилось его философское осмысление /3, 46/.

Художественное время и художественное пространство наиболее полно и всесторонне изучены в трудах М.М. Бахтина, Д.С. Лихачѐва, Н.К. Гея, С.Ю. Нехлюдова, Г.М. Фридлендера. В своих работах исследователи раскрывают значение, функции, структуру, свойства данных категорий. При этом они рассматривают время и пространство в их неразрывном единстве. Исследователи подчеркивают, что данные категории взаимообусловливают и взаимоопределяют друг друга и являются составляющими более общей категории – хронотопа.

В связи с культурно-историческим развитием общества рассматривает категории времени и пространства А.Я. Гуревич. В его понимании время и пространство являются определяющими категориями человеческого сознания. И потому они выступают основными понятиями культуры, литературы.

Большое значение данных категорий подчеркивает С.А. Бабушкин. Он указывает, что время и пространство являются важнейшими компонентами художественного мира. Они служат формой развертывания художественных образов и несут в себе эстетический смысл и содержание /14, 276/.

Изучению мифологического времени и пространства посвящены работы А.Ф. Лосева. На основе анализа трудов античных философов исследователь раскрывает их мировоззрение, мировосприятие, представления об окружающей действительности. Кроме того, он рассматривает миф в контексте современной культуры, что позволяет ему вывести отличительные особенности мифологического времени и пространства.

Основные аспекты проблемы пространства и времени исследуются М.С. Каганом. Рассматривая ее с точки зрения онтологической, гносеологической и психологической, он раскрывает значение и функции данных категорий. Исследователь указывает, что пространственно-временные отношения – это способ бытия произведения искусства во времени и пространстве, способ отражения в нем пространственно-временных отношений и пространственно- временного характера восприятия произведения искусства /15, 27-32/.

Важность пространственно-временной характеристики подчеркивает Б.А. Успенский. В своей работе «Поэтика композиции» он уделяет большое внимание проблеме хронотопа автора. На основе анализа и сопоставления творчества различных писателей исследователь приходит к выводу, что пространственно-временная позиция автора в художественном произведении постоянно варьируется и тем самым обусловливает особенности построения повествования.

Структура художественного времени и пространства рассматривается Л.М. Цилевич. Исследовательница указывает, что неотъемлемыми компонентами данных категорий являются сюжетное и фабульное время и пространство.

В связи с комплексным изучением художественного творчества рассматривает проблему времени и пространства Б.С. Мейлах. Он отмечает, что исследование данных категорий необходимо сочетать с подходом к художественному творчеству как к динамическому процессу, основными моментами которого являются создание и восприятие произведения. Кроме того, он подчеркивает, что время и пространство следует рассматривать в единстве со всеми компонентами художественного целого /16, 563/.

Структура художественного времени исследуется Д.Н. Медришем. Он указывает, что основными составляющими данной категории являются событийное (эпическое) время, фабульное время, лирическое время, в зависимости от сочетания которых определяются особенности построения произведения.

Эстетическую значимость художественного времени подчеркивает Э.Ф. Володин. В своей статье он отмечает, что важнейшим аспектом данной категории выступает субъективное время. Поэтому художественное время необходимо рассматривать в связи с мироощущением, мировоззрением писателя [Володин Э.Ф. Специфика художественного времени // Вопросы философии. – 1978, № 8. – С. 135-142.].

Категория времени исследуется в трудах В.Б. Шкловского, В.И. Чередниченко, Н.Ф. Ржевской, Б.Ф. Егорова, Е.Г. Яковлева, П.Г. Антокольского, Б.Я. Гречнева и др. Структура, функции, специфика художественного пространства раскрываются в работах Ю.М. Лотмана.

Среди коллективных трудов, посвященных изучению категорий времени и пространства можно назвать сборники: «Пространство и время в литературе и искусстве» (Даугавпилс, 1990), «Ритм, пространство и время в литературе и искусстве» (Л., 1974), «Ритм, пространство, время в художественном произведении» (А-А, 1984).

Проблема времени и пространства вызывает огромный интерес и у зарубежных исследователей. Среди их работ следует отметить прежде всего труды Д.Н. Фрэнка, К. Леви-Стросса, Р. Барта, М. Хайдеггера.

Значительный вклад в изучение категории хронотопа внесли казахстанские учѐные. Исследованию своеобразия изображения художественного мира, поэтики времени и пространства в творчестве казахских писателей посвящены работы З.К. Кабдолова, З.А. Ахметова, Р.Н. Нургалиева, Ш.Р. Елеукенова, Ж.Д. Дадебаева, Б.К. Майтанова, Б.Б. Мамраева, Т.Н. Рахымжанова, К.Ш. Нурлановой, А.Ж. Жаксылыкова. Свойства художественного времени и пространства рассматриваются в статье Е.Д. Турсунова [Турсунов Е.Д. Художественное время и пространство в айтысе // В кн.: Традиции и новаторство в художественном освоении действительности. – Алма-Ата: Наука, 1981. – С.34-52.]. Проблема связи, совмещения времѐн в современной философской и исторической прозе изучается в трудах Б.Я. Толмачѐва, Н.К. Сарсекеевой. Особенности пространственно-временной организации произведений устного народного творчества раскрывают в своих исследованиях С.А. Каскабасов, Ш. Ибраев, А.Б. Абдулина, К.Т. Абдикова. Изучению хронотопа в современной литературе посвящены работы Н.О. Джуанышбекова. В связи с проблемой восприятия рассматривает категории времени и пространства Г.М. Мучник. В своей монографии она указывает, что хронотоп имеет огромное значение для постижения смысла художественного произведения /17, 126-128/. Проблема времени рассматривается в работе С.В. Ананьевой [Ананьева С.В. Проблема художественного времени и ее воплощение в развитии сюжета // Вестник КазГУ. Серия филологическая. – Алматы, 2000, № 2 (36). – С.110-116.]. Пространство и время в структуре произведений отдельных писателей изучаются в работах С.Б. Даиржановой, Л.И. Кожемякиной. Изучению понятия хронотопа, его функций, типов посвящены исследования В.В. Савельевой. Сущность категорий времени и пространства раскрывается в статье Ф.Т. Саметовой [Саметова Ф.Т. Объективное и субъективное в определении времени и пространства. // Вестник КазГУ. Серия филологическая. – Алматы, 1998, № 19. – С. 47-52.].

Однако несмотря на столь большое количество работ, посвящѐнных проблеме художественного времени и художественного пространства, некоторые вопросы до сих пор требуют дополнительного изучения. И прежде всего это вопрос, связанный с конкретно-практическим исследованием категорий времени и пространства в творчестве современных писателей.

Между тем, именно для литературы ХХ столетия характерен пристальный интерес к данным категориям. В связи со сложившейся политической, экономической обстановкой, угрозой ядерной, экологической катастрофы произошло переосмысление многих констант человеческого бытия. Человек стал изображаться на пересечении прошлого, настоящего и будущего, а его индивидуальное время-пространство – в неразрывном единстве с историческим временем.

Иную трактовку получила проблема взаимоотношений человека с окружающим миром. Он стал рассматриваться как часть природы, космоса, а его жизнь – как одно из звеньев в нескончаемой цепочке бытия. Вследствие чего произошло раздвижение границ индивидуального времени-пространства до общечеловеческих, вселенских масштабов.

Широкое распространение в современной литературе получило понятие вечности. Вечность стала неотъемлемым фоном изображаемых событий. Это обусловило особенность построения произведений. В них стали одновременно изображаться события, происходящие в различных пространственно-временных измерениях. Прошлое переплелось с настоящим и будущим. Миф, фантазия – с реальностью. Причем границы между ними настолько зыбки, что порой оказывается сложно определить, какое из описываемых событий произошло раньше, а какое позже.

Для современной литературы характерно усиление мифологизации, аллегоризации, притчевости. Писатели стали широко использовать в своих произведениях легенды, предания, библейские сюжеты, что также способствовало усложнению пространственно-временной организации их произведений.

Большое внимание писатели стали уделять исследованию внутреннего мира героев: пространства их души, сознания, памяти, воображения. Это позволило им, с одной стороны, глубже проникнуть в суть философских проблем, связанных с человеком, а с другой – значительно раздвинуть границы индивидуального времени-пространства.

Все эти тенденции прослеживаются в работе на материале произведений таких известных, талантливых писателей ХХ столетия, как Анатолий Ким, Абдижамил Нурпеисов, Абиш Кекильбаев, Чингиз Айтматов, Тимур Пулатов, Толен Абдиков, Оралхан Бокеев, Михаил Пак, Пауло Коэльо.

Пособие включает в себя пять разделов. В первом из них на основе обобщения исследований, посвящѐнных изучению художественного времени и пространства, выводятся значения, основные функции, свойства данных категорий, рассматривается их структура. Большое внимание уделяется понятию хронотопа. Раскрывается его сущность, функциональная значимость, даѐтся современная трактовка этого термина.

Во втором разделе проводится анализ произведений Анатолия Кима с точки зрения проблемы хронотопа. Выявляются особенности пространственно-временной организации его рассказов, повестей, романов, концепции времени и пространства, прослеживается эволюция взглядов писателя.

В третьем разделе творчество Анатолия Кима рассматривается в контексте прозы Чингиза Айтматова, Тимура Пулатова, Михаила Пака. Сопоставительный анализ охватывает формальную организацию и идейно- смысловое содержание произведений писателей. На уровне формальном проводится сравнительное исследование особенностей построения пространственно-временного континуума рассказов, повестей, романов А. Кима, Ч. Айтматова, Т. Пулатова, М. Пака. На уровне содержания раскрываются философские аспекты прозы писателей и, в частности, их представления о времени и пространстве, концепция бытия и неразрывно связанная с ней концепция человека.

Цель данного раздела – показать роль категории хронотопа в построении индивидуально-авторской картины мира.

Столь пристальное внимание к прозе Анатолия Кима объясняется тем, что он является одним из наиболее ярких и самобытных писателей ХХ столетия.

Его творчество развивалось в рамках «московской школы», возникшей в восьмидесятых годах и объединившей писателей, чьѐ детство пришлось на военные годы (отсюда название «поколение сорокалетних»). Для представителей данной «школы» характерно особое осмысление действительности. В своих произведениях они стремятся показать красоту мира в его повседневных проявлениях, чем и объясняется их пристальное внимание к быту, любовь к деталям.

Писатели «московской школы», как отмечает В.Г. Бондаренко, – одновременно и трезвые реалисты, и натуралисты, «описывающие травинку за травинкой», и мастера фантасмагорий, и публицисты, «вторгающиеся с авторским голосом в художественную прозу», и каллиграфисты, «заставляющие нас наблюдать за каждым завитком человеческого существования» /18, 7/.

Обыкновенный, «необобщенный» человек и его повседневная жизнь являются предметом изображения в их творчестве. Поэтому характеры их героев вырастают «из мельчайших подробностей» окружающего быта. Однако это не мешает героям подниматься над миром, в котором они живут, и задумываться над такими сложными и волнующими вопросами, как смысл бытия. «Покорное собирательство быта» сочетается в творчестве писателей с «космизмом человеческого духа».

Сложностью характеризуется и композиция их произведений, отличительными чертами которых стали субъектная многоплановость, стилистические контрасты, «пунктирность» сюжетной линии, смещение художественного времени и пространства. А потому творчество писателей «московской школы» дает, по словам Н.О. Жуковой, наиболее «яркое представление о новых тенденциях в современном литературном процессе» /19, 53/.

Все эти особенности в той или иной мере присущи и произведениям Анатолия Кима. Соответственно его творчество служит прекрасным материалом для исследования проблемы хронотопа, выявления значения и функций художественного времени и пространства в современной прозе.

В четвѐртом разделе анализируются произведения современных казахских писателей. В качестве объекта исследования выбраны повести «Снежная девушка» Оралхана Бокеева, «Истина» Толена Абдикова, романы «Конец легенды» Абиша Кекильбаева, «Последний долг» Абдижамила Нурпеисова, являющиеся, на наш взгляд, наиболее интересными в плане их пространственно-временной организации. Творчество писателей рассматривается в контексте тенденций развития литературного процесса Казахстана второй половины ХХ века.

В пятом разделе категория хронотопа исследуется на материале романа «Алхимик» одного из наиболее популярных писателей современности Пауло Коэльо. Обращение к творчеству бразильского прозаика обусловлено, с одной стороны, стремлением проследить, как осмысляются понятия времени и пространства в зарубежной литературе; с другой – тем, что художественный мир романа «Алхимик» весьма уникален и самобытен, ибо в нѐм органично сочетаются религиозно-философские концепции двух совершенно разных культур – Европы и Азии.



Наверх