Поиск по сайту: 
 
© 2001-2020 Институт исследований природы времени. Все права защищены.
Дизайн: Валерия Сидорова

В оформлении сайта использованы элементы картины М.К.Эшера Snakes и рисунки художника А.Астрина
Пространство: новейшая онтология
Пространство: новейшая онтология

Пространство: новейшая онтология
0.0/5 оценка (0 голосов)

Аннотация

В монографии строится онтология пространства на основе новейших результатов естественнонаучных и междисциплинарных исследований, выделяются существенные свойства пространства как универсального бытийного феномена, исследуется связь феномена пространства с феноменами фрактальности и виртуальности. Предназначается философам, физикам и всем, интересующимся проблемами пространства.

Содержание

Введение

Глава 1. Основные философские парадигмы пространства

Глава 2. Пространство как универсальная эпистемологическая категория

Глава 3. Онтология мирового пространства в классической и неклассической научных парадигмах

Глава 4. Пространство: многомерная онтология

Глава 5. Пространство: фрактальная онтология

Глава 6. Пространство: виртуальная онтология

Заключение

Введение

Пространство является важнейшим бытийным феноменом и фундаментальной философской и общенаучной категорией. Оно играет исключительно важную роль в мироустройстве, в человеческой жизни и в процессах познания: вся человеческая деятельность, практически любой познавательный акт происходят в пространстве и связаны с определением некоторых пространственных отношений и порядков. Человек и Вселенная существуют в пространстве, развиваются в нем, создают и обнаруживают самые разные порядки.

Вместе с тем, несмотря на такую особую значимость, само пространство все еще недостаточно онтологически определено. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, постоянным приростом научного знания о мировом пространстве, которое в двадцатом веке менялось настолько динамично, что философское осмысление «не успевало» за ним. Относительность пространства, его связь со временем, материей, физическими законами в макро- и микромире широко обсуждались в эпистемологии и философии естествознания первой половины и середины двадцатого века, однако новые результаты постнеклассических наук, представления о возможной многомерности и дискретности пространства, фрактальности огромного множества пространственных объектов, особенностях существования виртуальных пространств до сих пор не интегрированы в философскую онтологию во всей их сложности и полноте. Во-вторых, двадцатый век обозначил принципиальный отказ философии от построения полных и универсальных онтологий, сосредоточив философские усилия в области исследования социального бытия, деструкции философских систем, постижения уникальности человеческого существования и экзистенциальных переживаний, отсрочив систематизацию взглядов на пространство как на всеобщую вселенскую сущность. В-третьих, гуманитарные, социальные и естественные науки, все более и более дифференцируясь, вводят в научный арсенал все новые и новые концепты умозрительных пространств, единство и онтологическое значение которых далеко не очевидны. В результате необходимо констатировать важнейший гносеологический факт: сколько-нибудь полной онтологии пространства, обобщающей известные на сегодняшний день научные представления, не существует.

Сказанное, однако, не означает, что философских работ, изучающих те или иные аспекты пространства, недостаточно. Напротив, существует огромное число всевозможных исследований пространства и пространственных отношений, выполненных в рамках тех или иных философских дисциплин и концепций, отражающих определенные конкретные представления о пространстве и обозначающих в своей совокупности его как универсальный способ познания. Но именно многообразие и «пестрота» философских взглядов на пространство приводят к отсутствию на сегодняшний день единых онтологических представлений о нем, образуя огромную познавательную брешь. Кроме того, в большинстве философских работ, посвященных исследованию самых разных пространств, не используются новейшие результаты естественных наук, существенно меняющие представления о пространстве как таковом и о свойствах пространственных объектов. Естественные же науки, исследующие мировое пространство, не ставят своей первоочередной задачей систематизацию и обобщение современных философских и научных представлений о нем, в том числе социальных и гуманитарных. Возникает следующий когнитивный парадокс: научных и философских работ, посвященных исследованию пространства, становится все больше, а смысл феномена пространства при этом все более затемняется, универсальное знание о нем отсутствует. Все сказанное делает проблему построения принципиально новой (постнеклассической) онтологии пространства, основанной на современных научных результатах, чрезвычайно актуальной и значимой. Не вызывает сомнения, что подобное построение может быть проведено только в рамках философской онтологии, а его результаты будут иметь не только теоретическую, но и практическую значимость.

Анализ работ, посвященных проблеме пространства, необходимо начать с констатации их огромного числа и разнообразия. Тем не менее, в контексте поставленной исследовательской задачи все эти работы можно разделить на три группы. К первой относятся философские работы, в которых строятся онтологические концепции пространства как одного из вселенских начал или как универсального феномена, определяющего человеческое существование. Во вторую входят фундаментальные естественнонаучные исследования мирового пространства, которые могут служить необходимым основанием для философских онтологических построений. Третью, самую многочисленную и «пеструю», составляют работы, посвященные исследованию самых разных пространств, связанных с человеческой деятельностью.

Если говорить о работах первой группы, то следует отметить, что в европейской философии, начиная с античности, практически не существует сколько-нибудь значимых и полных философских систем, которые не использовали бы пространственных представлений и не пытались бы так или иначе определить пространство. Пространство как вселенская метафизическая сущность с определенными свойствами, как субстанция рассматривалось греческими натурфилософами, Пифагором, Левкиппом, Демокритом, Платоном, Аристотелем, Н. Кузанским, Ф. Бэконом, Г. Галилеем, Р. Декартом, Б.Спинозой, Г. Гегелем. Универсальной формой человеческого мировосприятия, чувственного и рационального познания, представляли пространство Дж. Беркли, Д. Юм, Г. Лейбниц, И. Кант.

Научные исследования пространства начались с его математического описания еще в античности. Евклид первым постулировал трехмерность реального пространства и определил прямоугольную метрику как его существенное свойство. Позднее И. Лобачевским, Я. Бойяи, К.Ф. Гауссом, Б. Риманом, Е. Бельтрами, Ф. Клейном, Г. Минковским были построены криволинейные геометрии, опровергшие представления о прямоугольном пространстве как единственно возможные и позволившие описать свойства реального мирового пространства.

Исследования пространства в физике служили основанием для создания великих физических парадигм. Пространство как универсальный мировой феномен, как бесконечное место, в котором существует Вселенная, первым математически и физически описал И.Ньютон, положив начало научным представлениям об абсолютном пространстве и классической научной парадигме. Построение неклассической научной парадигмы фундировано концепцией пространства А. Эйнштейна, рассмотревшего его как универсальный, но относительный феномен, связанный со временем, материей, энергией и меняющий геометрию при движении тел. Важное место в философском осмыслении свойств реального пространства занимают работы Г. Рейхенбаха, А. Грюнбаума, Б. Рассела, В.А. Фока,

Фундаментальные постнеклассические концепции пространства, исследующие его свойства и связь с другими универсальными феноменами, принадлежат С. Хокингу, Дж. Элису, П. Дэвису, Л. Смолину, С. Вайнбергу, Р. Пенроузу, Б. Грину.

Социальная философия, социология, культурология, экономика историческая география, психология, лингвистика обнаружили историко-культурную и социальную значимость категории «пространство». Именно в гуманитарном знании возникли представления о разнообразных умозрительных пространствах (социальных, культурных, семантических, исторических, властных, психологических, личных, городских) и пространственноподобных образованиях: «полях», «топосах», «хронотопах», «ландшафтах», «местах». В результате чего появились «социальная топология» П. Бурдье, «теория центральных мест» географа В. Кристаллера, экологическое и структурное пространства Э. Эванс-Причарда, городское пространство Х.Л. Борхеса, «этнические поля» этнолога Л. Гумилева, «хронотоп» историка А.Я. Гуревича, «полезные пространства» М. Фуко и многие другие. Теории пространства в гуманитарных науках касаются фундаментальных измерений человеческого мира и выражают их в специфических нестрогих параметрах, таких как «верх» и «низ», «центр» и «окраина», «поверхность» и «глубина», «удаленность» и «близость», «опережение» и «отставание», фиксирующиеся даже на уровне обыденного сознания. Пространственные категории служат объяснением того, в каких именно характеристиках описывается человеческое существование, и представляются необходимыми для создания его онтологии. Значительное место в изучении проблемы пространства занимают работы отечественных исследователей М.Д. Ахундова, В.К. Потемкина, А.Л. Симанова, С.А. Лебедева, Э.М. Чудинова, А.А. Матыцина, А.М. Мостепаненко, В.С. Барашенкова, Ю.С. Владимирова, Н.В. Мицкевича.

Анализ всех этих значительных работ позволяет констатировать отсутствие единых и универсальных взглядов на пространство в современных философии и естествознании. Все сказанное и определило объект нашего исследования - пространство как универсальный бытийный феномен. И нашу цель: мы хотим создать современную (постнеклассическую) онтологию пространства, учитывающую новейшие научные представления, то есть построить систему взглядов на то, как пространство возникает, как оно существует и какими существенными свойствами обладает.

На этом пути мы сначала обратимся к философской традиции, попытаемся понять, как представляли пространство до нас великие умы. Но нам бы не хотелось лишь в очередной раз зафиксировать следующий известный стереотип: существуют субстанциальные (абсолютные) и реляционные концепции пространства. Вот почему мы воспользуемся гуссерлианской феноменологией как мощнейшим средством познания и попытаемся выделить фундаментальные смыслы пространства.

Затем мы определим, как именно пространство существует, формы его бытия. Для этого мы исследуем онтологически различные пространства: мировое (материальное, физическое) и множество умозрительных пространств, создаваемых человеком.

Далее мы постараемся выделить самые известные, парадигмальные естественнонаучные онтологии мирового пространства и обнаружить расхождения в их представлениях.

В наш проект входит и исследование того, как на представления о пространстве влияет феномен фрактальности, и того, как связана фрактальность со свойствами мирового пространства и умозрительных пространств.

Нас очень интересует, как соотносится пространство с виртуальностью. Мы хотим внести ясность в представления о виртуальных пространствах, на сегодняшний день не просто затемненные, но даже мифологизированные; показать, как виртуальные пространства соотносятся с реальностью и с мировым пространством - и находим эту исследовательскую тему весьма непростой. По сути, мы хотим создать и онтологию виртуальных пространств.

Все эти этапы должны привести нас к единой системе взглядов на пространство, то есть, к построению его онтологии. Мы рассчитываем на то, что эта онтология будет самой полной из известных и оригинальной, то есть будет нести новое знание о пространстве.

Разумеется, столь непростой познавательный проект предполагает и правильный выбор методологии, и она имеет важнейшее значение для настоящего исследования. Мы сознательно отказываемся от однозначности и определенности, свойственных философской классике, и положим в основание нашего исследования совершенно иные, постнеклассические (нелинейные, синергетические) принципы и методы. Принципы динамичности и нелинейности позволят нам рассматривать представления о пространстве как открытую динамичную систему, меняющуюся вместе с научными представлениями. Принцип существования всеобщих обратных связей дает возможность рассматривать зависимость свойств пространства от времени, материи, движения, и наоборот, а также каждой из множества современных концепций пространства - от всех остальных. Принцип адихотомичности предполагает снятие жестких оппозиций (таких, как порядок-хаос, актуальное-потенциальное, дискретное-непрерывное) при определении пространства. Принцип плюрализма предполагает учет всех значимых концепций пространства при построении единого синтетического представления о нем.

Но главной для нас, методологическим фундаментом исследования, станет феноменология Гуссерля. При определении традиционных слоев смысла феномена пространства мы используем историко-интенциональный анализ; при выяснении существенных свойств пространства мы постоянно будем применять метод эйдетической вариации; феноменологическая редукция позволит нам свести реально существующее пространство к осмысляемому феномену пространства, поскольку пространство в философии – это то, и только то, что мы о нем думаем.

А для того, чтобы наши мысли о пространстве имели реальное основание, мы в качестве фактических оснований для построения онтологии пространства будем постоянно и последовательно использовать фундаментальные результаты конкретных наук: теории относительности, квантовой механики, космологии, физики высоких энергий, синергетики. В теоретическую основу нашего исследования входят труды известных отечественных и зарубежных философов, физиков, специалистов в области синергетики, нелинейной динамики, теории фракталов, виртуалистики, в работах которых исследуются свойства мирового пространства, умозрительных и виртуальных пространств. И именно для того, чтобы профессионально разобраться во всех этих сложных результатах, мы создали междисциплинарный авторский коллектив.

Конечно, в этой работе в этой работе мы не сможем обойтись и без всей совокупности познавательных методов, традиционных для любого научного познания: анализа, синтеза, индукции, дедукции, редукции, позволяющих выделить, систематизировать и классифицировать концепции пространства, а затем создать единое представление о нем.

Для тех, кто не располагает временем или желанием прочитать всю эту книгу, мы приводим основные результаты нашего исследования здесь, во введении. Все же остальные могут ознакомиться с их последовательным обоснованием в шести главах этой книги. Итак, вот наши выводы и наша онтология.

1.Историко-интенциональный (гуссерлианский) анализ классических философских концепций пространства позволяет выделить три его фундаментальных смысла. Смысл «пространство как место» (как вместилище всего, как всеобъемлющее Нечто) является основой представлений об абсолютном пространстве и всех субстанциальных (онтологических) концепций пространства, в которых пространство постулируется не зависящей от человеческого сознания объективной реальностью, не влияющей на объекты мира, но позволяющей им существовать определенным образом. Смысл «пространство как порядок взаимного существования» постигается через реальные отношения между исследуемыми объектами и фундирует реляционные (гносеологические) концепции пространства. Смысл «пространство как способ познания мира» обозначает пространство как форму человеческого сознания, как интенцию, наделяющую объекты мира пространственными свойствами, и лежит в основании множества научных, в том числе, гуманитарных и социальных, представлений о самых разных, материальных и нематериальных, пространственных объектах.

2. Феномен пространства полионтичен. Существуют два принципиально разных онтологических вида пространств: единое мировое материальное пространство и множество нематериальных (умозрительных) пространств, создаваемых интерсубъективной и субъективной интеллектуальной деятельностью и наделяемых общими смыслами. Метрические и топологические свойства единого мирового пространства ограничены естественными законами, свойства умозрительных пространств не ограничены. Существование множества умозрительных пространств обозначают пространство как одну из двух основных (наряду со временем) познавательных стратегий, как универсальную гносеологическую категорию, как общенаучную эпистему, позволяющую оптимальным образом упорядочить объекты некоторой области познания. Представления об умозрительных пространствах генетически укоренены в мифологических, мистических, религиозных учениях и связаны с особенностями человеческого сознания, со смыслом «пространство как способ познания мира». Познание с помощью умозрительных пространств предполагает визуализацию нематериальных или невидимых в реальности сущностей, мысленное овеществление невещественного.

В социальных науках именно пространственные структуры позволяют адекватно и наглядно отразить значительные социальные трансформации, изменения в общественном развитии в виде иерархического (вертикального) или сетевого (горизонтального) устройства. Важнейшим умозрительным пространством является социальное пространство, гносеологически амбивалентное: с одной стороны, социальное пространство мыслится частью реального географического пространств и описывается в терминах, имеющих геометрические и механические аналоги: «социальное расстояние», «социальный объем», «социальные силы», «социальные дифференциалы», «социальные векторы»; с другой стороны - представляется особой нефизической и негеографической средой, в которой актуализируется социальная реальность; многомерным нематериальным пространством социальных процессов, социальных отношений, социальных практик, социальных позиций и социальных полей, функционально взаимосвязанных между собой; логически выстроенным конструктом. Исследование структуры социального пространства позволяет определить не только порядки и отношения социальных феноменов, но и их сущностные характеристики. Социальные пространства изначально представляются логической конструкцией, полезной для понимания единства системы общественных отношений, но значительный эвристический потенциал категории «пространство» приводит к выделению подпространств частных социальных и культурных практик: исторического, экономического, политического, культурного, психологического, жизненного.

3. Развитие естественных наук определило построение трех парадигмальных, противоречащих друг другу онтологий мирового пространства. Первой из них стала классическая онтология пространства И. Ньютона, в которой пространство объявлялось абсолютным, объективно существующим, пустым, трехмерным, прямоугольным, непрерывным, однородным и изотропным, не связанным со временем и материей. Эта онтология верифицирована только теоретически, поскольку эмпирическая ее верификация недостижима из-за невозможности чувственного познания пространства с подобными свойствами. Второй фундаментальной онтологией стала неклассическая модель пространства Эйнштейна, построенная в рамках теории относительности и ее приложений, теоретически и эмпирически верифицированная для макромира. Пространство Эйнштейна объективно существует, относительно, связано со временем и материей, его свойства динамически зависят от свойств помещенных в него материальных объектов, и наоборот; пространство-время четырехмерно, структурировано, всюду полно, возникает вместе с материей, криволинейно, непрерывно; его геометрия не фиксирована, эволюционирует во времени в соответствии с фундаментальными физическими законами. Третья значимая онтология пространства – неклассическая квантово-механическая онтология пространства в микромире, до сих пор являющаяся неполной. Пространство в ней недостаточно определено и в некоторых ситуациях теряет какой-либо смысл, но предположительно связано со временем и обладает сложной топологией и структурой: является дискретным, имеет минимальную возможную длину (амер), квантуется; его размерность не определена. Существование единого мирового пространства предполагает в неклассической парадигме в качестве возможности, что его свойства и структура зависят не только от свойств существующих в нем объектов, но и от масштабов, в которых эти структура и свойства изучаются: разным пространственно-временным масштабам (мега-, макро- и микро-) могут соответствовать разные свойства пространства-времени. Построение единой онтологии мирового пространства возможно в рамках постнеклассической научной парадигмы и означает создание такой хроногеометрической модели, которая предполагала бы новые нетрадиционные свойства пространства, отрицающие классические и неклассические его характеристики и снимающие дихотомию дискретного и непрерывного, что позволило бы однозначно описать его на всех уровнях существования,

4. Существенными свойствами мирового пространства в постнеклассической научной парадигме являются многомерность, неопределенность топологических и метрических свойств, виртуальность и фрактальность. Многомерность пространства-времени является фундаментальным онтологическим свойством материального мира, обуславливающим единство и связь физических феноменов; представления о многомерности пространства предполагают возможность создания единой универсальной теории, описывающей все уровни физической реальности. Наблюдаемое пространство-время предполагается лишь четырехмерной проекцией многомерного, остальные измерения предполагаются компактифироваными или в принципе не доступными наблюдению. Число измерений пространства-времени, топология, кривизна, форма наблюдаемого пространства не определены и рассматриваются как динамические величины, меняющиеся в разных областях Вселенной.

5. Фрактальность является универсальным пространственно-временным свойством объектов различной природы и разных масштабов и принципиально меняет представления о возможных топологических свойствах пространственных и временных объектов. Само мировое пространство-время является многомерным природным фракталом, представления о котором конституируются в концепциях теоретической физики (моделях дискретного пространства-времени, моделях струнной топологии, моделях спиновых сетей и спиновой пены). Как мера пространственной и временной сложности фрактальность предполагает особую онтологию объектов мира, особые законы их развития. Осмысление фрактальности как феномена рождает значительные эпистемологические проблемы, связанные с невозможностью определить классическую протяженность, предполагает непротивоположное, адихотомичное сочетание порядка и хаоса и нивелирует классический смысл пространства как порядка существования. Фрактальность является универсальной постнеклассической эпистемой, стратегией научного познания, позволяющей исследовать любые топологически нетривиальные пространственные и временные структуры, решать теоретически и практически значимые проблемы: в ракурсе фрактальности как эпистемы онтологические представления о пространстве образуют развивающийся во времени смысловой фрактал.

6.Постнеклассическая онтология пространства предполагает как необходимые представления о виртуальных свойствах мирового физического пространства и множестве виртуальных пространств. Под виртуальным пространством понимается пространство, в котором помещаются и максимально являют себя недовоплощенные в реальности феномены. Существует виртуальное физическое пространство - недопроявленное в наблюдаемой реальности многомерное пространство Вселенной, в котором полностью реализуются физические виртуальности наблюдаемого мира; оно является топосом – пространством с переменной топологией. Существует и онтологическая иерархия виртуальных нефизических пространств с разным онтологическим «весом», в которых помещаются виртуальные объекты с различной степенью воплощенности в реальности; виртуальными пространствами можно считать все умозрительные пространства, создаваемые человеком в процессах познания и творчества. Виртуальные пространства обладают неопределенными и переменными метрическими и топологическими свойствами, могут содержать любое число измерений, обладать любой формой, кривизной и связностью. Не существует однозначной связи виртуального нефизического пространства и виртуального времени: одному и тому же виртуальному пространству могут соответствовать разные виртуальные времена; время в виртуальных пространствах может иметь любой масштаб, обращаться вспять и даже исчезать; следствием подобной несвязности является отсутствие строгих и точно определенных законов виртуального существования. Процессы выбора, изменения, перехода и будущие возможности реальных систем существуют как онтологически полноценные объекты виртуальных пространств, их исследование позволяет управлять реальными процессами развития. Виртуальные пространства являются универсальной постнеклассической эпистемой.

7. Постнеклассическая онтология пространства является открытой, фрактальной, развивающейся эпистемологической системой. Открытость постнеклассической онтологии пространства определяется принципиальной незавершенностью естественнонаучных взглядов на мировое пространство, несогласованностью фундаментальных физических теорий в его описании, постоянным приростом научного знания о нем, созданием все новых и новых гуманитарных и социальных концептов пространства. Фрактальность постнеклассической онтологии пространства обусловлена сложной структурой естественнонаучных, социальных и гуманитарных знаний о различных пространствах с особыми свойствами, образующих «гносеологическое дерево».

В построенной нами постнелассической онтологии пространство представляется полионтичным феноменом, имеющим реальную («наблюдаемое» мировое физическое пространство) и множество виртуальных составляющих (виртуальное мировое пространство и иерархия творимых человеком виртуальных пространств). Существенными свойствами любого пространства в рамках постнеклассической онтологии являются многомерность, фрактальность, неопределенность и динамичность топологических и метрических характеристик. В постнеклассической онтологии пространство может выступать не как фундаментальное, а как вторичное свойство мира, производное от причинности, событийности или других, пока неизвестных свойств; в этом случае смысл «пространство как место» должен нивелироваться.

Мы особо отмечаем тот факт, что построенная нами онтология пространства является открытой, она должна и будет пополняться новыми представлениями по мере того, как пространство будет открывать свои новые и новые свойства науке. Мы надеемся, что наша онтология является наиболее полной из всех существующих, но понимаем, что пространство и по сей день остается не познанным до конца феноменом, тайной.

Скан обложки, оглавления и введения: http://www.chronos.msu.ru/images/rreports/Kochelaevskaya/Kochelayevskaya.pdf



Наверх