Поиск по сайту: 
 
 
© 2001-2019 Институт исследований природы времени. Все права защищены.
Дизайн: Валерия Сидорова

В оформлении сайта использованы элементы картины М.К.Эшера Snakes и рисунки художника А.Астрина
Феномен музыкального времени и наука ХХ века

Феномен музыкального времени и наука ХХ века

5.0/5 оценка (1 голосов)

Аннотация:

arkadyevНесомненно, что музыкальное время - это одно из проявлений "дления" Бергсона, данное в форме креативно переживаемой реальности. Без этого непрерывного и направленного дления было бы невозможно существование единого и живого музыкального организма. Музыкальное время-энергия как пульсационно-экспрессивный "незвучащий" континуум – это бергсонианское время, а не "тик-так" время классической механики. Здесь мы сталкиваемся с парадоксом культурологического характера. Парадокс этот заключается в том, что как раз тогда, когда новоевропейская музыка со своей имманетной временной структурой, подробно рассмотренной в нашем исследовании «Временные структуры новоевропейской музыки» родилась, развивалась и достигла апогея своего развития, т. е. в период XVII-XIX вв., параллельно с ней развивалась и достигла совершенства классическая ньютонианская наука со своей статической временной формой. Таким образом, классическая европейская музыка предстает как художественное, интуитивное моделирование представлений, которые стали характерны для научной мысли только в ХХ веке. Мы предлагаем следующее разрешение этого парадокса: действительно в новоевропейской науке произошло в некотором смысле "забвение времени". Обратимая параметрическая временная форма, так сказать "время без времени" стало господствующей. "Виновником" этого была именно классическая наука вообще, и классическая динамика в частности, чьим символом становится "демон Лапласа", для которого принципиально не существует и не может существовать изменчивость, необратимость сущего. Благодаря этому изучаемый мир априорно мыслится как стабильный и легко контролируемый.

Но если на одном полюсе цивилизации живое время было забыто (во имя мифа о "покорении Природы"), то на другом, напротив – предельно обостряется временное восприятие, как бы компенсируя "нехватку времени" в масштабах всей культуры.

Классическая новоевропейская музыка оказалась тем сосудом, драгоценной "чашей Грааля", которая, не расплескав, сохранила для человека это живое необратимое время реального бытия. Именно великая западновропейская музыка стала для универсума культуры "сверхкомпенсацией", уникальным инструментом для воплощения экзистенциально-переживаемой человеком временной сущности Мира.

Музыкальное время предстает как реальная гераклитовская текучесть бытия, расплавленная в нашем внутреннем экзистенциальном тигле и превращенная в пронзительную и живую музыкальную энергию.

Источники по теме доклада:

  1. Аркадьев М.А. ВременнЫе структуры новоевропейской музыки, М.: Библос, 1993.

  • Комментарии  

    0 #1 Жарников Дмитрий Константинович 28.11.2018 20:23
    Свои впечатления от доклада могу выразить в нескольких словах: живо, эмоционально, убедительно и очень образно. Казалось бы, что может быть дальше от науки, чем искусство. В частности, какое отношение музыка имеет, например, к проблемам физики, если, конечно, не принимать в расчет такую узкую область знания, как акустика. Оказывается, что имеет, да еще и отношение весьма неожиданное, затрагивающее одно из самых фундаментальных научных понятий.
    Речь идет о времени. Дело в том, что помимо своей имманентной эстетической ценности, музыка интуитивно схватывает и моделирует самую суть природы временной формы бытия. Если изобразительному искусству удается своими средствами (перспектива, светотень и т. д.) выразить ощущение пространства на плоскости, то музыка способна удивительным образом передать всю полноту ощущения «дления» времени в каждом мгновении его настоящего.
    Ведь мелодия, в самом упрощенном смысле, представляет собой чередование аккордов и пауз, а это есть не что иное, как отображение структуры временного континуума и процесса «течения» времени. Аккорд можно сопоставить мгновению настоящего, заполненному одновременным звучанием нескольких музыкальных звуков разной высоты. В свою очередь, следующая за ними пауза - временной интервал конечной длительности - обеспечивает возможность различения аккордов, в то же время, связывая их в единый поток мелодии.
    Такая метафорическая модель времени в целом не противоречит его физической релятивистской модели, и даже лучше согласуется с ней, чем с господствующей блочной моделью времени.
    Сразу оговорюсь, что не являюсь сторонником последней и напомню, что согласно блочной модели, время подобно «водам реки», которая существует сразу всем своим протяжением. Эта «река» обладает, как бесконечно удаленным «истоком», отождествляемым с прошлым, так и бесконечно удаленным «устьем», которому соответствует будущее. Пассивные по своей природе материальные объекты раз и навсегда погружены в активный «поток времени», «течение» которого неизбежно несет их в направлении от прошлого к будущему.
    Насколько я понял, автор доклада все-таки ближе к релятивистским представлениям о времени, полагая его «пульсационно-экспрессивным континуумом», который приобретает «гераклитовскую текучесть бытия», только будучи «расплавленным в нашем внутреннем экзистенциальном тигле». Если дело обстоит именно так, то поддерживаю точку зрения Михаила Александровича, и готов обосновать ее со своей стороны, как физик. Разумеется, только в том случае, если у администрации и посетителей сайта ИИПВ возникнет заинтересованность в дискуссии о ньютонианской концепции времени и последствиях изгнания времени из современной физики, а также в обсуждении направлений поиска разумных альтернатив этому «времени без времени».
    Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору

    Добавить комментарий

    Просьба указывать реальные Фамилию И.О.


    Защитный код
    Обновить



Наверх